Skip to content

ПРОИЗВЕДЕНИЯ И БИБЛИОГРАФИЯ

Книги
Заимствование другими

ВОСПОМИНАНИЯ И ПОВЕСТВОВАНИЯ

Воспоминания и повествования

АУДИО И ВИДЕО

Фотографии
Аудио
Видео
Выступление переда началом занятия по фикху на уровне харидж Версия для печати
26-09-2016
Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!

Хвала Аллаху, Господу миров! Мы посылаем пожелания мира и приветствия господину нашему Мухаммаду и его пречистому и непорочному семейству, и избранным сподвижникам, особенно Имаму Эпохи на Землях.

Хочу сказать касательно предыдущего хадиса, пересказанного со слов уважаемого Абу Хамзы Самали со слов его светлости Саджада (да будет мир с ним!), некоторые фрагменты, которого мы изучили в предыдущие дни: "إن زُکِّیَ خَافَ ما یَقولون" (он опасается того, что о нем говорят).

Прежде чем я расскажу об этой части хадиса, хочу обратить внимание на то, что, по-видимому, некоторые неправильно интерпретировали и неправильно поняли материал, о котором мы говорили вчера, комментируя предыдущую часть хадиса. Неправильное понимание, само по себе, не представляет собой проблемы. Но если это приводит к распространению недопонимания, особенно в этой виртуальной атмосфере: один одно говорит, другой - другое, и это вызывает расстройство и оставляет неприятный отпечаток в сердцах набожных братьев по отношению друг к другу, то это уже плохо. Я столько говорю и настаиваю на единстве сердец, движении по единому пути и солидарности сил в стране, особенно революционных и набожных сил, и уж тем более в этом деле ищу убежища у Бога, чтобы не сказать, ни дай Бог, чего-либо, что может вызвать разногласия между разными направлениями. Не следует допускать, чтобы такие вещи служили фактором разногласий.

Человек пришел ко мне. Я, учитывая его целесообразность, учитывая целесообразность государства, посоветовал ему не принимать участия в одном из мероприятий. Я не указывал ему принимать или не принимать участия, я сказал, лишь, что не считаю целесообразным, чтобы он принимал участие. Это - мои слова. Это - естественное дело. Человек должен говорить своему брату по вере то, что видит, что понимает, о чем думает, что является полезным для брата по вере. Я знаком с положением в стране, зачастую больше других. Я лучше и больше других знаю людей, особенно тех, с которыми мы сотни раз встречались и говорили. Принимая во внимание положение человека, положение в стране, человек рекомендует своему брату по вере не принимать участия в конкретном вопросе, потому что, если он примет участие, в стране образуется два полюса. Биполярность является вредным явлением для государства. Не думаю, что это является чем-то очень важным. Это является вполне естественным и простым делом. Да, действительно, я сделал такую рекомендацию одному из братьев. Это не должно служить разногласием среди набожных братьев: один говорит, тот сказал; другой защищается, нет, не сказал; третий предъявляет претензию, почему, мол, он об этом во всеуслышание не сказал. Ну, вот я говорю во всеуслышание.

Враги, в свою очередь, навострили уши, чтобы воспользоваться. Обратите на это внимание и будьте внимательны. Какое это отношение имеет к радиостанции "Фарда" или BBC? Они начинают изучать этот вопрос, дискутировать на эту тему, анализировать и искать причины, почему это было сказано. О чем это говорит? А это говорит о том, что враг хочет воспользоваться этим вопросом. Что должны делать мы? Мы должны двигаться в диаметрально противоположном направлении врага. Другими словами, вопрос является совершенно естественным, как я уже и сказал. Вы ведь являетесь моими братьями по вере. Если я что-то знают, что является целесообразным для вас, я ведь скажу вам об этом. В этом, по-видимому, нет ничего запретного. Более того, это является необходимым по шариату. Желать добра ближнему своему является необходимым: "النّصیحةُ لِلمُؤمنین" (наставление - для правоверных) или "لِلإخوةِ المُؤمنین" (для братства между правоверными) или "لأئمّة المؤمنین" (для уммы правоверных), во всех формах. Это ведь хорошая весть. Человек должен давать наставления. Наставление - это значит желать добра. Я, например, питаю симпатии к вам, например, господину шейху Абдолали. Я, например, знаю, что если вы займетесь этим вопросом, это обернется против вас, и во вред стране. Я порекомендую вам не заниматься этим вопросом. Я не буду указывать: не буду заставлять что-то делать или что-то не делать. Некоторые даже сказали, что я как будто бы распорядился, приказал. Вовсе нет. Я просто сказал, что не считаю уместным. В этом есть добро. В этом нет ничего плохого.

А если кто-то будет говорить, что лидер находится под влиянием того или другого, это - неправда. Что это за разговоры? Я больше проинформирован и того и другого, и имею больше желания. Я скажу то, что, действительно, будет целесообразным, то что я посчитаю целесообразным между нами и Богом. Мы должны будем ответить перед Богом. Одной из молитв, которую мы: я и другие чиновники, и вы должны читать является молитва: "وَاسْتَعمِلْنی لِما تَسْألُنی غَداً عَنه" (... Господи! Помоги мне совершать дела, ответа о которых Ты потребуешь у меня в Судный День ...). Завтра с нас спросят: почему мы что-то сказали, почему не сказали? Даже спросят за то, что не сказали, а не только за то, что сказали. Спросят, почему мы совершили тот или иной поступок. Спросят и за то, что не совершили. За то, что не сделали тоже спросят. Следовательно, тот отрывок, который мы комментировали вчера, вовсе не был связан с этим вопросом. Мы комментировали хадис, равно как и сегодня комментируем хадис. А что касается того вопроса, то о нем я уже сказал. Ни в коем случае, не являются целесообразными разногласия между набожными братьями по поводу таких вещей, когда каждый говорит свое: один - одно, другой - другое; а третий будет сидеть и дожидаться, и как только между вами начнется размолвка, он придет и извлечь свою выгоду из этого. Необходимо быть внимательными в отношении этих вопросов. Сегодня страна нуждается в солидарности и единении сил, особенно набожных сил. Они, в свою очередь, должны постараться не делать разногласий из этих вопросов.

 
След. >

^