В 12 день благословенного месяца рамадан
В хусейние им. Имама Хомейни

Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!

Хвала Аллаху, Господу миров! Мы посылаем пожелания мира и приветствия Господину нашему, Пророку Аби аль-Касыму Мустафа Мухаммаду и его избранному пречистому и непорочному семейству, особенно Имаму Эпохи на Землях.

Добро пожаловать дорогие братья и сестры! Как мы неоднократно говорили, данная встреча является символичной. На самом деле она представляет собой выражение уважения, признания и почтения, которые мы выражаем науке, преподавателям наук и университету. Это, в свою очередь, служит хорошей возможностью для меня, где, выслушав выступления уважаемых докладчиков, я могу получить образную картину той атмосферы научного и интеллектуального дискурса, которая царит в университетах страны. Т.е. то, что рассказали друзья помимо того, что было полезным в плане содержания и мы, дай Бог будем преследовать эти цели и передадим должностным лицам, свидетельствует также в некоторой степени об общей атмосфере университетов страны, поэтому это было полезным для меня.

Я также хочу сказать, о том, что спрашивают и мне рассказывают, что интересуются, откуда я получаю информацию? Из каких источников, и через какие каналы я получаю информацию, когда говорю об университете, о науке, о существующем положении и прочих сферах, которые я порой затрагиваю? В ответ я должен сказать, что в основном я получаю информацию из самих университетов. Другими словами, это связь, которая существует со мной через преподавателей, через студентов, через руководство и должностных лиц научных вузов страны. Широкий спектр коммуникационных сетей помогает нам получать информацию о реалиях и фактах, связанных со знанием, ученым, вузом и прочим. Сюда входят, как официальные правительственные отчеты, которые предоставляют нам уважаемые министры на разных отрезках времени или мы просим их представить нам отчеты; народная связь через преподавателей, ученых, студентов и людей, связанных с университетами, которые обладают информацией и сообщают нам, а мы, в свою очередь, используем это, так и через эти порталы, в которых приводится статистика, которые перечислили и которые переводятся: мне приносят, что пишет, например, ЮНЕСКО о нас или Институт научной информации (ISI) или библиографическая и реферативная база данных Scopus. Я знакомлюсь с материалом. Это - каналы, по которым я получаю информацию. Следовательно, такое количество информации придают человеку своего рода уверенность в том, что наши знания на этот счет являются правильными.

Я хочу сказать, что одной из обязанностей сведущих, разумных людей и элиты любой страны является взгляд в будущее. Важно знать, каким бы мы хотели видеть Иран через 20 лет. Если мы говорим об экономике, говорим о науке, говорим о технологиях, говорим о нравственности и познаниях, то цель заключается в том, чтобы прояснить каким мы хотим видеть Иран через 20 лет. 10-11 лет назад мы выдвинули 20-летнюю перспективу, рассчитанную на 2025 год. Оценка, безусловно, различная - на сколько мы продвинулись вперед за эти 10 лет; продвинулись ли мы вперед на 10 лет в качественном плане, или на 5 лет или 12 лет или 15 лет. Мнения в этой связи различны. Каким мы хотим видеть Иран через 20 лет. Через 20 лет сегодняшние студенты будут занимать руководящие должности, будут управлять страной. Здесь находится важность вашей работы, преподаватели и должностные лица университетов. Другими словами, те, кто сегодня являются вашими студентами через 20 лет - президенты, министры, депутаты парламента, руководители разных ведомств, т.е. страна будет находиться в их руках. Что бы вы хотели иметь через 20 лет? Это - очень важный момент, важный вопрос, который должен занимать умы, и сведущие люди страны, разумные люди страны, коими, в том числе являетесь вы, не могут закрывать на это глаза.

Если в нашем сознании присутствует благоприятная общая картина на 20 лет вперед, обязанность ложится на плечи этой цепи науки и познаний, от системы обучения и образования до университета, ответственность ложится на них. Именно на их плечи возложена ответственность воспитать поколение, которое через 20 лет возьмет в свои руки бразды правления.

Каким мы хотим видеть Иран? Хотим ли мы видеть Иран через 20 лет с такими особенностями, о которых я сейчас расскажу? Могущественный Иран, т.е. чтобы через 20 лет Иран был могущественным. Могущественный значит не бояться угроз мелких и крупных врагов, не страшиться и опираться на свою силу. Независимый Иран. Порой может быть так, что страна не испытывает страха со стороны внешних врагов, но все же она опирается на другую державу. Как ребенок, который рядом с папой чувствует безопасность и силу. Хотим ли мы стать такими? Или все же нет, мы хотим иметь Иран, который опирается на свою мощь, является независимым, обладающим суверенитетом? Набожный Иран. Богатый Иран. Иран, в котором царит справедливость: экономическая справедливость, социальная справедливость, судебная справедливость. Иран с народным правлением. Иран с чистым, заботливым, набожным и неустанно усердствующим правлением. Безусловно, это является приемлемым.

Или же нет, мы не придаем значения этим особенностям, которые перечислили? Не придаем особого значения этим моментам, которые перечислили или даже с некоторыми не согласны. Т.е. мы хотим иметь Иран, который был бы экономически развитым и экономически благоустроенным, даже если будет зависимым от других. Хотя такое невозможно и это является спорным вопросом. Страна, которая в экономическом плане зависит от других, не может иметь экономического благоустройства. Да, действительно в таких странах появятся олигархи, но в ней не может быть благоустройства, интеллектуального и экономического покоя. Представьте, что мы хотим быть зависимыми и в политическом плане мы не видим проблем в том, что являемся зависимыми. Хотя сегодня некоторые открыто об этом заявляют. Хотим ли мы иметь такую страну? Страну с монопродуктивной экономикой - почти как сейчас - опирающейся на нефть и продажу сырья; страну, распущенную в культурном плане; страну, страдающую социальной разобщенностью, этнической разобщенностью, религиозной и конфессиональной разобщенностью, политической разобщенностью; страну, в которой правит аристократия, с олигархами аналогично тому, что мы видим в Америке: иранский аналог Уолл-Стрита, где бедность и лишение огромного большинства?! Согласно открытой информации, в Америке некоторые умирают, когда становится жарко. Естественно, что никто не умирает от жары в своем доме. Это говорит о наличии бездомных. Точно так же, много людей умирает, когда наступают холода. Порой информация просачивается у них из рук и публикуется, но в большинство случаев об этом умалчивается. Это означает отсутствие крыши над головой. В стране с такими богатствами, а Америка является очень богатой страной, это говорит о наличии олигархов, рядом с которыми - пропасть несчастья, бедности и лишений. Что же хотим мы? Безусловно, между этими двумя формами есть множество других промежуточных форм.

Или мы хотим, чтобы Иран наш был таким, как мы описали в первом случае, чтобы через 20 лет он обладал материальными и духовными благами, был развитым, могущественным, величественным, в плане внутреннего положения обладал благами и добродетелями, как материальными, так и духовными. Набожность, о которой мы упомянули, означает духовные блага и добродетели, а всего этого можно добиться, если проводить соответствующую работу, и эта работа должна осуществляться в основном в университетах. Именно поэтому я делаю акцент и проявляю чувствительность в отношении университетов, преподавателей и университетских министров. Один из присутствующих сказал здесь об эффективности и дееспособности. А кто отвечает за дееспособность? Все прилагаемые нами усилия делаются для того, чтобы появилась эта дееспособность. Кто претворяет в жизнь дееспособность? А дееспособность и эффективность порождает тот ученый, терпеливый человек, усердствующий на пути Аллаха, работающий во имя Бога, который не намеревается стяжать богатства, который знает свое дело, который выходит на арену и смело выполняет его. К этому мы стремимся. Где такое прививается? Обычно в университетах. Следовательно, вопрос имеет отношение к университету. Университеты следует приукрасить такими особенностями, в которых нуждается наша страна в будущем, наша страна через 20 лет, Иран через 20 лет. Настолько важным является вопрос университетов.

То, о чем мы рассказали, требует выполнения некоторых необходимых условий. Я вкратце сжал эти необходимые условия в несколько разделов: требуется научный прогресс, требуется нравственная дисциплина, требуется религиозное самообладание в университетской среде, требуется политическая проницательность, необходимо чувство самосознания и гордости за национальное самосознание. Наш студент должен испытывать ирано-исламское самосознание и гордиться им. Эти вещи являются необходимыми и обязательными, которые необходимо соблюдать, чтобы произошло то, что мы задумали. При отсутствии одного из них мы будем хромать на одну ногу. Если будет время, я немного расскажу о каждом из них.

Когда я делаю замечание по поводу этих смешанных сборов студентов и недозволенных поступках, не следует списывать это на счет сухой религиозности. Такие вещи создают проблемы, создают трудности и выводят университетскую среду из той формы и того состояния, в какой она должна присутствовать. Если мы проявим халатность в этой связи, результат будет диаметрально противоположным тому, что мы сегодня ожидаем от университета и в чем мы нуждаемся сегодня в наших вузах.

Что касается научного прогресса, то выступившие здесь участники отметили хорошие моменты. Другими словами, сказанное здесь участниками в разных сферах является правильным. Это свидетельствует о научном движении. Примерно с начала 2000 года, когда был затронут вопрос науки и научного прогресса, если мне не изменяет память, я впервые затронул этот вопрос в университете им. Амира Кабира, потом мы стали отслеживать его, и в стране произошло движение в истинном значении этого слова, а так как в стране существовали почва, возможности и способности этого, научное развитие оказалось очень хорошим. Вопрос, на котором я всегда акцентирую внимание, заключается в темпах развития. На одной из встреч, на которой также присутствовали главы университетов и преподаватели я предупредил по поводу темпов развития и о том, что темпы уменьшились. Уважаемый министр написал мне письмо, мол, нет наш рост продолжается и привел статистические данные. Я знаю, что развитие продолжается. Вопрос заключается не в том, что в стране нет научного развития. Я ведь вижу что есть. Я говорю о темпах этого развития. Наши темпы снизились. Сегодня мы нуждаемся в том, чтобы придать импульс этому развитию. Например, во время авторалли, где все автомобили движутся со скоростью 250-300 километров в час, если вы находитесь в первых рядах, ничего страшного если вы будете двигаться со скоростью 250-300 километров в час. В нашем случае, двигаясь 250 километров в час, вы ничего не добьетесь. Если вы будете двигаться со скоростью 250-300 с такой же скоростью, как движется автомобиль в первых рядах, то вы всегда будете находиться сзади. Вы должны увеличить скорость, чтобы догнать того, который оторвался вперед. Когда вы вырвались в первые ряды, можете двигаться с той же скоростью, как и все. Некоторые выступавшие сказали, что в некоторых европейских странах темпы научного развития упали, и об этом упоминается на статистических порталах. Мы это знаем. Это связано с тем, что они воспользовались своим потенциалом. Когда потенциалом пользуются, и он достигает предела, не остается места развитию, это является очевидным, хотя наука никогда не будет стоять на месте. У нас другой случай. Нас держали в отсталости. Нас держали в отсталости 60-70 лет из-за развратных правительств, из-за продажных и невежественных правительств, как минимум невежественных. Если в этом мировом состязании мы хотим вырваться вперед, мы не можем двигаться с той же скоростью развития, с которой движутся они впереди. Мы должны увеличить темп развития. Я этого добиваюсь, а то, что развитие есть, я прекрасно знаю. Развитие необходимо ускорить. Что же касается развития, то мы находимся на четвертом месте в мире. Об этом сообщил мне министр в отчете. Да и сам я видел это в одном из отчетов, обнародованных на одной из баз данных. Да, мы находимся на 4 месте, однако этого недостаточно, мы должны ускорить наше движение.

Чувство самосознания. Мы сказали, что студент должен испытывать чувство самосознания. Мы должны знать реалии страны. То, что сегодня было сказано - лишь часть реалий. Мы должны рассказать чего добились в космической отрасли, чего добились в сфере нанотехнологий, какую работу проделали в ядерной сфере, чего добились в биотехнологиях, какого прогресса добились в медицинской отрасли. Преподаватель может повлиять на дух студента в вопросах чувства самосознания, чтобы он почувствовал, что обладает ценной сущностью, и чтобы гордился ею. Преподаватель, который в аудитории постоянно обезнадеживает студента и постоянно повторяет ему "вы малы, вы ничтожны, вы - отсталые", совершает предательство. Это без каких-либо церемоний считается предательством. Преподаватель, который поощряет нашу элиту, мол, что ты здесь нашел, езжай за границу пользуйся возможностями?! Здесь лучшие университеты страны не за малые расходы подготовили этого студента, воспитали его, а когда наступило время воспользоваться и собрать плоды с этого весьма ценного саженца, он должен уехать и принести свои плоды в другом месте?! Это - предательство. Чувство самосознания - это когда студент чувствует, что быть иранцем, быть мусульманином и быть революционным является гордостью, и когда он гордится этим. Да, мы отстаем, но у нас есть силы, мы прилагаем усилия, есть энергия, есть молодость, мы двигаемся, мы движемся вперед и мы достигнем. Я сказал здесь о персидском языке и уважаемый ведущий программы отметил это. Я не имел в виду дискуссии вокруг персидского языка. Хотя персидский язык является очень ценным и там, где было нужно, я не раз подчеркивал персидский язык. Здесь я имел в виду то, что в плане науки мы должны достичь такого уровня, когда другие народы для того, чтобы перенять и научиться нашему знанию и высокому уровню, должны будут изучать персидский язык. Аналогично тому, как вы сегодня в некоторых науках для того, чтобы узнать о научных новинках вынуждены изучать английский или французский языки. Я это имел в виду. Мы должны довести страну до этого уровня. Да, действительно, у нас есть энергия, есть сила, есть возможности, мы отстаем, но мы выберемся в авангард. Ведь мы были значительно дальше сзади, мы достигли того места, на котором находимся сегодня. Я говорю об этом.

Я подготовил здесь статистические данные, но считаю нет необходимости озвучивать их, потому что господа некоторые из них озвучили. То, что говорят мировые центры, которые осуществляют оценку, в том числе те порталы с базами данных и документов, как научные журналы такие, как журнал Science, журнал Nature, свидетельствует об их удивлении. Один из центров научной оценки в Канаде отмечает, что научные достижения Ирана являются изумительными. Но более интересным является следующее предложение, в котором говорится: и в то же время это вызывает тревогу Запада. Если вы люди, что вас тревожит? Почему вас должен тревожить тот факт, что какой-то народ добился прогресса в науке? Другой известный в мире журнал Science пишет, что Иран является восходящим научным светилом. Они написали об этом, зафиксировали и обнародовали - восходящее научное светило. Как мне сообщали, в том числе в письменном отчете, ЮНЕСКО в 2015 году, т.е. в прошлом году представила отчет с научным прогнозом на 2030 год. В данном отчете отмечается, что Иран меняет свою экономику с сырьевой на инновационную. Это тот самый момент, на котором я постоянно делаю акцент, и сегодня об этом упомянули некоторые господа. Именно с этим связана инновационная экономика, про которую я столько говорю. Они говорят: "Санкции оказались эффективными. Санкции косвенно способствовали Ирану и направили его на мысль изменить экономику в сторону инноваций". Отчеты ЮНЕСКО свидетельствуют, что приоритетами Ирана в области научных вопросов являются стволовые клетки, ядерный вопрос, авиация и космос, обмен энергией и информационные технологии. Все эти вопросы они скрупулезно изучают и отслеживают. Работа, которую мы делаем, является важной. Наш студент должен знать об этом. Когда он узнает об этом в нем проснется чувство самосознания, он почувствует в себе личность и будет гордиться собой, тем что является иранцем и тем что он принадлежит революции.

Конечно же, наше чувство самосознания связано не только с наукой. Нам есть что сказать, мы можем сказать новое слово. Идея народовластия сопряженного с духовностью и религией является новой идеей в современном мире. Не следует думать, что идея тенденции к духовности является старой, догматической и как говоря сегодня немодной. Вовсе не так. Мир сегодня из-за духовного вакуума находится в волнении и с этим согласны, об этом говорят, это повторяют. Однако вопрос, где взять духовность? Духовность ведь нельзя впрыснуть народу как ампулу. Нет у них этого, они страдают и надо сказать страдать будут еще больше. Ведь мы создали народовластие вместе с религией с духовностью в истинном значении народовластия. В других странах народовластие на самом деле является властью партий. В свою очередь, на Западе партия не означает общества и сеть распространенные среди народа, ни в Америке, ни в Англии, ни в любой другой стране. Примите это во внимание. В западных государствах партия представляет собой клуб, политический клуб. Это своего рода зал, где собирается элита движимая некими лозунгами и капиталами и прочим, которые могут посредством агитации привлечь народ к выборам. Это не настоящая демократия. Здесь в нашей стране демократия является настоящей, и в то же время она сопряжена с религией и Исламом. Это, безусловно, придает чувство самосознания. Если в молодежи пробудится это чувство самосознания, не будет происходить дезинтеграции. Несколько тысяч наших студентов находятся за границей. Если будет эта гордость, студент вернется в Иран, безусловно, закончив учебу. Я не испытываю опасений от того, что студент выезжает за границу и не раз я говорил об этом, пусть едет, учится и переняв что-то возвращается в страну чтобы быть полезным ей. Когда это произойдет? Тогда, когда он будет гордиться тем, что он иранец, будет гордиться тем, что является революционным. В этом заключается значение чувства самосознания.

Еще один момент связан с политикой в университетах. Несколько лет назад - это было очень давно - по поводу вопроса политики в вузах я применил одно выражение и правительственные чиновники тогда очень сильно обиделись, мол, зачем вы это говорите. Я сказал: да проклянет Бог того, кто исключил из университетов почву политической мысли, политического дела и политических усилий. На мои слова посетовали, мол вы подталкиваете детей к политическим делам. Хотя эти люди порой лицемерно делают некоторые заявления по поводу университетов и студентах, но на самом деле они придерживаются тех своих убеждений. А я придерживаюсь своих убеждений. Атмосфера университета, естественно, является атмосферой большого количества мнений и убеждений, такой является природа университета. Это связано с тем, что студент с одной стороны не достиг еще той интеллектуальной и базисной зрелости, которая могла бы его успокоить. Вы ведь знаете, когда человек достигает интеллектуальной зрелости, в него вселяется чувство покоя, которое сменяет его состояние спора и дебатов. Однако молодежь не такая. С другой стороны, юноша полон энергии, готов к спорам и прочему. Я обращаюсь к своим воспоминаниям к периоду своей молодости - 50-60 лет назад - когда мы вели дебаты по политическим вопросам, вопросам, связанным с борьбой, как кричали и повышали голос. Атмосфера споров и дебатов - отличительная черта юношества, особенно если этот юноша студент, которому это интересно. Поэтому нет в этом ничего страшного. Проблема возникает, если мы хотим воспользоваться этой атмосферой споров и дебатов против революции и ценностей революции. Это плохо. Нет ничего страшного, если в университете будут высказываться различные мнения, проявляться различные интересы и различные политические направления: они спорят между собой, что-то обсуждают.

В чем заключается долг ответственного чиновника в ректорате? Заключается ли его долг в том, что он должен поддержать то направление, которое выступает против основ революции и сотрудничать с ним? Это, ни в кое случае, неправильно. Это - диаметрально противоположно его долгу. Долг чиновников вузов, как руководителей, старших руководителей и министерских руководителей, так и преподавателей, которые находятся в классах и находятся в непосредственной связи со студентами, заключается в том, чтобы в этой атмосфере споров и дебатов вузов они постарались направить эти споры и дебаты в сторону тех вещей, которые ведут к основам революции, к целям революции. Другими словами, они должны воспитать студента революционным. Одним словом, университет должен быть революционным, студент должен быть революционным, студент должен быть мусульманином, усердствующим на пути Аллаха. Направлять следует в эту сторону. Хотя я иногда получаю отчеты, которые доказывают обратное. Я говорю вам, присутствующим здесь, должностным лицам и руководству системы высшего образования: вы несете на себе очень большую ответственность, вы должны быть очень внимательны. Будьте внимательны, чтобы университетская среда не стала местом отделения от революции, понятий революции, ценностей революции, от набожности и революционизма, от памяти великодушного Имама. Это входит в число обязательных необходимых условий. В университете человек или группа может придерживаться такого течения, которое может привести к расколу государства. Такое существует. Это - факт, и я в курсе этого. Такие течения не подтверждаются и не поддерживаются. Существуют течения, которые направляют страну к зависимости и их не следует поддерживать. Я не говорю, что в отношении их надо применять силовые меры, нет. К таким вопросам следует подходить разумно, проделывая руководящую работу и применять целительные меры. Таким образом, вопрос революционизма и дисциплины является важным.

Я хочу сделать несколько рекомендаций. Время уже истекло. Я буду краток. Во-первых, должностные лица системы высшего образования, как министерства здравоохранения, так и министерства науки, должны не допустить того, чтобы исследователь или новатор разочаровался или устал. Это неправильно. Вы видели, что эти господа пришли и выступили с интересом и оживленностью. Эта бодрость должна сохраняться во всем комплексе наших исследовательских центров и учреждениях, занимающихся исследованием и изысканиями, и университетской среде. Все должны чувствовать надежду. Не допускайте разочарования, не допускайте усталости.

Из того, на что я раньше уже обращал внимание, и специалисты сегодня это подтверждают, является необходимость придания значимости и важности фундаментальным наукам. Однажды здесь на встрече с учеными, исследователями и прочими я привел сравнение и сказал, что фундаментальные науки, словно ваш капитал в банке, который служит подспорьем в жизни. Прикладные же науки, словно деньги на карманные расходы, которые вы тратите и они нужны. От прикладных наук невозможно отказаться. Необходимо понимать их важность, однако основой служат фундаментальные науки. Со слов ученых специалистов и знающих свое дело, у которых мы должны поучиться, т.е. и я должен научиться у них, если не будет фундаментальных наук, то и прикладные науки ничего не дадут.

Моим следующим наставлением является вопрос научной дипломатии, который является важным. Дипломатия в целом является важной вещью. Важной является и экономическая дипломатия, и культурная дипломатия, и научная дипломатия тоже является важной. Дипломатия является важной, но следует обратить внимание на то, чтобы в научной дипломатии, другими словами научных связях, с которыми я, в свою очередь, согласен не попасться на обман. Обратите внимание, выступает человек в качестве предпринимателя и встречается с нашим экономистом или предпринимателем в каком-то ресторане или гостинице какой-то страны, они беседуют и договариваются о сделке, но позже после проверок выясняется, что этот человек является агентом спецслужб сионистского режима в обличие предпринимателя, который преследует свои особые цели. Аналогично обстоит дело и в области науки. Да, используйте иностранных ученых. Я не раз говорил на встречах со студентами, что мы не стесняемся быть учениками, мы готовы быть учениками, но в то же время мы должны быть внимательными, чтобы в научных связях, в постижении науки и обретении знаний не образовывалась брешь, место просачивания и дверца для проникновения иностранных агентов. Они используют все для проникновения в вопросах безопасности, даже науку. Такое уже было, происходило раньше и сегодня, к сожалению, в некоторых вопросах происходит.

Следующим моментом являются научные статьи. Здесь зачитали статистику научных статей, и я был в курсе этого. Статей стало много, но научные статьи должны быть направлены в сторону нужд страны. Сегодня мы нуждаемся в исследованиях, в написании научных статей в области нефти, в области сельского хозяйства, в области различных промышленностей, в области коммуникаций. Чтобы статьи, которые пишутся не были такими, которые удовлетворяют нужды других стран. Это - еще один момент: направление статей в русло нужд страны.

Другим вопросом является вопрос универсальной научный дорожной карты. Безусловно, составление этой универсальной дорожной карты было полезным, но необходимо разъяснить ее всем вузам и она должна стать рабочей программой.

Еще один момент связан с экономикой сопротивления, и доктор Дерахшан на самом деле очень хорошо выступил в этой связи. Экономика сопротивления - это и национальное величие, и на нынешнем отрезке времени является путем решения проблем. Отмечу это в ответ на вопрос, обращенный ко мне. Меня спросили, вы в своих выступлениях постоянно делаете акцент на национальном величии и постоянно повторяете в своих речах: национальное величие и т.п., как вы относитесь к существующим в наличии потребностям общества? Отвечаю: если будет реализована экономика сопротивления в истинном ее значении, так как ее описали и будет удовлетворять выдвинутые требования, и если она будет выдвинута в качестве мер и действий, она обеспечит и национальное величие и обеспечит потребности страны, потому что она опирается на внутренние возможности, внутренний потенциал и внутреннее производство.

В качестве следующего момента надо сказать, что культурная работа в университетах является основой. Это не факультативное занятие и не побочная деятельность. Необходимо придавать значение культурной работе. Безусловно, что культурная работа не означает проведение концертов в университетах или танцев. Это не является культурной работой, это - работа против культуры. Культурная работа это такая работа, которая знакомит сознания с культурой революции и культурой Ислама. Такая работа является культурной. Должностные лица должны открывать путь для деятельности преподавателей и студентов, которые привержены идеалам и ценностям. Пусть они позволят преподавателям и студентам, приверженным идеалам и ценностям, дышать в университетской среде в истинном значении этого слова. Я, в свою очередь, безусловно, советую революционным студентам и преподавателям, приверженным ценностям и идеалам играть роль. Мы сказали нашей молодежи, что она представляет собой офицеров мягкой войны. Ну, так командуйте, играйте роль. В настоящее время происходит мягкая война. С тех пор, как я сказал о мягкой войне и до сегодняшнего дня, когда проходит два года, это война многократно усилилась. Враг воюет с нами. Вопрос языка, о котором здесь рассказала госпожа Гахрамани является очень важным моментом, и он содержал в себе интересный момент. Необходимо, чтобы на него обратили внимание. С нами воюют со всех сторон в культурной сфере, причина этого является очевидной и мы не раз говорили об этом. Мы должны подготовиться.

Я сказал, что не следует допускать ненадежных людей к университетам. Спрашивают, кто такие ненадежные люди? Ненадежным является человек, который по какому-либо поводу ставит под вопрос строй. Какая страна допускает, чтобы господствующий в этой стране строй ставили под вопрос? Допускает ли такое Америка, которая претендует на то, что служит центром свободы? Например, автор ряда романов таких, как "Гроздья гнева" и других известных романов Джон Стейнбек подвергся сильному давлению. Всякий в Америке, от слов которого исходил запах социализма, не сам социализм, а лишь слабый запах социализма подвергался различным видам гонения: от физического террора до террора личности и прочего. Вот какие они, и они не допустят, чтобы кто-то ставил под вопрос строй. Почему мы должны ставить под вопрос строй под предлогом выборов или любых других вопросов. Человек, который ставит под вопрос строй под различными предлогами, является ненадежным.

Я подготовил материал и о гуманитарных науках, однако время истекло, и мне кажется даже, что я задержал вас. Я отмечу лишь суть вопроса: западная антропология гуманитарных наук берет свои начала в западной антропологии. Не то, чтобы мы отрицаем все достижения гуманитарных наук. Мы должны использовать то, чем можно воспользоваться, однако общий состав и основа гуманитарных наук, пришедшая с Запада, основывается на западном мировоззрении в отношении человека и западной антропологии. Каким она видит человека? Мы видим человека отличным от того, каким считает человека материальная идеология Запада и что думает о человеке Запад. Следовательно, необходимо ценить исламские гуманитарные науки.

О Аллах! Сделай так, чтобы все то, что мы сказали, все усилия которые мы приложили, то о чем думали и то, что услышали, было направлено по Твоему Пути и во имя Тебя. Прими это от нас. Сделай так, чтобы чистота и свежесть рамадана осветила наши сердца. О Аллах! Во имя Мухаммада и семейства Мухаммада сделай так, чтобы страна, общество, университет, преподаватель, студент и наука с каждым днем все больше приближались к Твоим возвышенным целям.

Мир Вам, милость Аллаха и Его благословение!