Да, действительно, как вы отметили, в населенном курдами регионе было немало смелых и искренних братьев и во всем курдонаселенном регионе были набожные и искренние братья, которые, действительно, приложили усилия ради революции. Самыми выдающимися из них были эти молодые люди, собравшиеся в обществах курдских мусульман-пешмерга, которые взяли в руки оружие и вышли на арену. Они рисковали и своими жизнями и жизнями своих семей. Это является очень важным моментом. Если чей-то сын уходил на войну из Исфагана, из Тегерана, из Язда, из Мешхеда, из Тебриза и становился на поле боя мучеником, люди выражали его семье уважение и признательность. Никто даже не осмеливался и даже не собирался угрожать им. Но в Кордистане дело обстояло иначе. В Кордистане некоторые семьи, чьи дети уходили и становились мучениками или боролись, подвергались угрозам со стороны контрреволюционных сил. Юноша из числа общества курдских мусульман-пешмерга, который так смело выходил в самый центр поля боя, подвергал угрозе свою жизнь и спокойствие своей семьи. Я очень хорошо знаком с этим обществом и помню. Я неоднократно ездил к ним в регион, видел их и их передвижения. Несмотря на это они выходили на арену и это является очень важным. Справедливости ради надо сказать, что они прошли хорошее испытание.

Враг с самого первого дня сделал упор на курдонаселенных регионах, по двум причинам: первая – этническая, вторая – религиозная. Они надеялись, что им удастся просочиться через эти два фактора. Своеобразно они действовали в Белучестане, по-особому – в Торкман Сахра, по-иному – в Кордистане. В наши руки попало большое количество документации и дел, связанных с Кордистаном, которые хранились в тайниках силовых структур сатанинского шахского режима. Нам стало известно, какую политику они собирались там реализовать и чем они там занимались. Они хотели воспользоваться этими планами после победы Исламской революции и превратить регион Кордистана в уязвимый и ущербный регион для революции. В этом заключалась их цель. Лозунги скандировались разные. Одни скандировали левые лозунги, но были и такие, которые скандировали исламские лозунги. Здесь в Кордистане среди контрреволюционеров враждующих с исламским строем были люди, которые читали коранические аяты, но на самом деле они работали против революции, для Америки, для сионистского режима Израиля. Все мы помним об этом. Те, кто присутствовал во время тех событий помнит это. Они задействовали все свои силы в надежде лишить этот регион безопасности. Однако безопасность в этом регионе нарушена не была. Да, действительно, наша молодежь со всех регионов отправилась в Кордистан, но если бы население Кордистана не питало любви к революции, разве молодежь смогла бы что-нибудь сделать? Естественно, нет. Даже если бы мы отправили в Кордистан в 10 раз больше сил, чем те, которые отправились в этот регион, однако душа курдского населения не была предрасположена к ним, они ничего бы не смогли сделать. Население Кордистана и многие курдские улемы были на их стороне. Контрреволюционеры предали мученической смерти некоторых курдских улемов и последним был несколько лет назад покойный Шейхольислам. Они предали этого чистого и набожного человека мученической смерти в Санандадже. Таким образом, работа проделанная в этом регионе была сделана благодаря усилиям братьев.

У меня есть много воспоминаний. Господин Моллагадер упомянул здесь о Паве. Я помню, когда после событий в Паве мы впервые приехали сюда. Было холодно ... Мы отправились наверх на территорию над городом, встретились с молодежью, которая там была и отправились в их мечеть. Жители этого региона несмотря на то, что чувствовали себя чужими в свое доме, действительно усердствовали во имя исламского республиканского строя, служили ему, прилагали усилия. И это действительно было так. Слава Богу, это оставило свое воздействие. И сегодня в этих регионах хранится спокойная атмосфера. Главное, чтобы мы знали, что враг не успокоится и не будет сидеть сложа руки. Мы ошибаемся, если думаем, что враг упокоится. Враг будет враждовать покуда есть силы, он будет строить планы и действовать. У них есть деньги, есть мощные спецслужбы, есть массовые агитационные средства и они прилагают усилия. Мы должны не дремать. Как я уже сказал вопрос шиизма и суннизма является важным вопросом. Они делают акцент на этом вопросе. Они попытались возбудить фанатизм с обеих сторон, т.е. возбудить фанатические чувства и настроения как среди шиитов, так и среди суннитов. Некоторые люди по невежеству своему всегда оказываются игрушкой в руках таких людей. Заботливые и любящие люди должны быть предельно внимательными, чтобы не оказаться пленниками таких понятий. Действительность заключается в том, что люди, которые под видом защиты суннитов начинают нападать на шиитов и в своей вражде перегибают палку, по сути своей, не питают никакой любви ни к суннизму, ни к Исламу. То же самое касается и шиизма. Есть люди, которые разжигают пламя фанатизма среди шиитов против суннитов, в то время как среди них нет никаких религиозных стимулов. Кого они используют? Это люди, которые не придают правильного значения различным аспектам вопроса. У них есть религиозный интерес, однако они лишены требуемого сознания, внимания и мудрости, поэтому они не могут понять, какую цель преследует враг. Враг подстрекает с двух сторон. Все мы должны быть внимательными и должны не допустить, чтобы этот заговор дал результаты. Я всегда говорил, что англичане являются очень опытными в этом вопросе. Они в этом деле являются более опытными чем американцы. У них значительно больше опыта в деле разжигания розни между шиитами и суннитами. Они хорошо знают, что надо сделать, чтобы поссорить две стороны. Порой они так заявляют будто выступают на стороне суннитов. Вы видели, как в конгрессе Америки был принят проект поддержки арабов-суннитов Ирака. Возникает вопрос, разве они действительно питают интерес к суннитам? Они выступают против всего того, что хоть как-то связано с Исламом и им неважно шииты это или сунниты. Необходимо обратить внимание на этот момент. Поэтому одним вопросом является вопрос религии. К счастью, враги не могут воспользоваться этническим и национальным фактором курдов. Несмотря на то, что в некоторых других государствах они успешно для себя используют национальный фактор курдов, в Иране они не способны воспользоваться этим фактором. Хотя агитацию они ведут. Они используют фактор религиозных разногласий. Вопрос этнической принадлежности является другим вопросом. Необходимо лишить их всяческих поводов.

 

Выступление на встрече с членами штаба памяти мучеников курдских мусульман-пешмерга, 4 мая 2015 г.